От марлевой повязки - к противогазу
ГО объекта > Интересное чтиво > От марлевой повязки - к противогазу
«С утра этого ясного весеннего дня было тепло, легкий юго-западный ветер чуть шевелил ветки деревьев. Прикрытая спереди лесом, в мелкой поросли притаилась батарея. Замаскированные орудия казались кустами.
Ровно в 6 часов на батарее услышали знакомый свист; приближался неприятельский снаряд. Привычное ухо безошибочно определяло: будет недолет. Свист разрастался, как бы угрожая. Наконец, глухой звук: «плюх» - словно тяжелый камень упал в воду.
- Неразрыв, - решили артиллеристы.
Полминуты спустя - еще четыре звука выстрелов и снова какие-то необычно глухие звуки разрывов.
- Недолеты и неразрывы, - радовались артиллеристы.
В это мгновение ветерок донес приторный аромат: он напоминал сладковатый запах лежалых фруктов.
Еще 30 секунд. Опять такая же батарейная очередь. Сладковатый запах становится нестерпимо приторным. А со следующей очередью - уже стало трудно дышать, слезятся глаза, делается душно... Светлое облачко словно туман, потянулось на батарею. Теперь всем стало ясно.
- Газы! - раздается команда, и все хватаются за противогазы...»
Таким как бы прологом начинается глава «Химический снаряд» в научно-популярном труде «Артиллерия», вышедшем в 1938 году.
18 - 31 января 1915 года командование войск кайзеровской Германии под местечком Болимовым против 6-го армейского корпуса 2-й русской армии применяет в значительном количестве химические снаряды «Т». Их было выпущено 18 тыс. Но ввиду малой летучести ксилилбромида при низкой температуре воздуха раздражающее его действие было недостаточным, и применение химических гранат «Т» не содействовало успеху немецких войск: атаки их были отбиты русскими частями.
Тогда было предложено использовать в артиллерийских снарядах более летучее вещество - монохлорметиловый эфир хлормуравьиной кислоты. Им и стали наполнять химические гранаты под названием «К». Затем появилась идея волнового выпуска из баллонов жидкого хлора. Так родилась газобаллонная атака.
Химические нападения потребовали прежде всего организации руководства двумя сторонами этого нового явления в военном деле: химическим (газовым) нападением и химической (противогазовой) защитой. Руководство вопросами химического нападения в России было передано Главному артиллерийскому управлению (ГАУ), а защиты - Управлению санитарной и эвакуационной части.
Первая газобаллонная атака 22 апреля 1915 года под Ипром показала, что при внезапном нападении на противника, не имеющего средств защиты, она является мощным средством нанесения потерь в живой силе.
И вновь немецкое командование избрало направление газобаллонной атаки район Болимова. Севернее и южнее его на фронте в 12 километров было установлено 12 тыс. баллонов с хлором, батареями по 10-12 баллонов (всего около 264 т хлора). Вслед за выпуском ОВ три немецкие пехотные дивизии должны были прорвать русскую оборону для последующего наступления на Варшаву. В ходе подготовки к атаке немецким солдатам указывалось, что русские войска будут совершенно подавлены действием газа и не смогут оказать сопротивление атакующим частям кайзеровской Германии.
Русская ставка дала ряд указаний о способах защиты в случае применения противником ОВ. Основным средством личной защиты предлагалась марлевая повязка (в несколько слоев марли), смоченная в растворе гипосульфита или в содовом растворе. Заготовкой этих повязок должно было ведать Управление санитарной и эвакуационной части, но оно затягивало со снабжением армии масками, потому русские войска к моменту выпуска ОВ немецкой армией оказались или совсем без защитных повязок или снабженными ими в недостаточном количестве.
31 мая в 3 часа 20 минут после короткой артиллерийской подготовки был выпущен газ против частей 55-й пехотной дивизии (юго-восточнее Болимова), а затем -против частей 14-й Сибирской стрелковой дивизии (северо-восточнее Болимова). Несмотря на то что газобаллонная атака и была неожиданной для русских войск, а личный состав почти не располагал средствами защиты, не было никакой паники. Как свидетельствуют авторы книги «История химической службы и войск химической защиты Советской Армии» М.В. Красильников и Г.И. Петров: « В 4 часа немецкая пехота перешла в атаку но была отбита огнем уцелевших от поражения ОВ русских солдат. В передовые окопы были подтянуты резервы. До 16 часов немецкие войска бросались в атаку пять раз, но были отбиты обороняющимися частями и подходящими резервами».
Всего за день части двух русских дивизий потеряли пораженными ОВ 8934 человека, из которых умерли 1001, Основной причиной таких больших потерь явилось почти полное отсутствие защитных средств против ОВ, за исключением смоченных водой платков и небольшого числа гипосульфита (серноватистокислый натрий с прибавлением соды). Эти первые защитные средства не были рассчитаны на боевую работу солдат и офицеров и не могли предохранить личный состав от действия хлора во время мужественной борьбы с атаковавшим противником. Однако немецкое командование в целом не добилось в этой атаке поставленных целей. Атаки германской пехоты разбились о стойкость и мужество русских солдат.
После первого газового нападения немцев под Болимовым многие крупные ученые-химики приняли самое активное участие в создании средств защиты от отравляющих веществ, в выработке рекомендаций по обеспечению противохимической защиты войск. Прежде всего это Н.Д.Зелинский, В.М.Горбенко, Ф.К.Герке, В.К.Аркадьев, С.В.Чирвинский и др.
Первоначально изготовлялись мягкие фильтрующие повязки (ватные тампоны, марлевые бинты и т.п.), пропитываемые раствором гипосульфита. В последующем противогазы принимают форму маски: в России, Франции и Германии это была марлевая многослойная маска, пропитываемая соответствующим раствором; в Англии она имела вид шлема с трубкой и клапаном для выдыхания воздуха. Для защиты глаз от поражения ОВ служили очки, в дальнейшем соединенные в одно целое с маской.
Ввиду применения не только хлора, но и ОВ раздражающего действия, а также начавшегося производства фосгена в растворы для пропитки мягких влажных противогазов стали добавляться вещества, способные обезвреживать или задерживать соответствующие ОВ. В частности, в России преподаватель Московского высшего технического училища В.М.Горбенко предложил для пропитки маски в качестве защитного средства против фосгена уротропин.
В России раньше, чем в других странах, начались поиски универсального защитного средства. Замечательные исследования Н.Д. Зелинского в области адсорбционных свойств древесных углей привели в 1915 году к созданию первого русского противогаза. Предложенный им универсальный поглотитель - активированный уголь - и до настоящего времени является обязательным компонентом шихты противогазов всех стран. Зелинскому мы также обязаны разработкой научных и технических основ технологии активных углей
Кроме средств личной защиты от ОВ во всех армиях начали использовать и средства коллективной защиты костры на брустверах окопов для рассеивания облака ОВ, гидропульты для очистки окопов от остатков отравляющих веществ путем распыления соответствующих растворов.
Внедрение универсального сухого противогаза Зелинского шло непросто. Только в конце марта 1916 года военному министерству удается дать заказ сначала на 3,8 млн противогазов, затем увеличивать заказы исходя из потребностей армии. Однако промышленность не успевала производить достаточное их количество, из-за чего русская армия имела несколько различных образцов противогазов, к тому же в большинстве неудовлетворительного качества. Это стало основной причиной больших потерь от газобаллонных атак противника летом и осенью 1916 года. Тем не менее в том году в действующую армию было отправлено 5 030 660 противогазов Зелинского.
Безусловно, выдающийся вклад в дело противохимической защиты русской армии в тот период наряду с  Н.Д.  Зелинским  внес и другой  русский ученый Н.А.Шилов. Первый из них создал угольный противогаз, второй положил начало изучению эксплуатации противогазов. Его экспериментальные исследования в подвижной фронтовой лаборатории позволили установить основные закономерности работы этого средства защиты и сформулировать первую теорию его действия, которая сохранила свое значение и в настоящее время. Многие теоретические выводы профессора Шилова, выработанные им практические методы обеспечения противогазовой защиты были положены в основу специального обучения и противохимической защиты войск Советской Армии, а также частей гражданской обороны.
Одним из первых мероприятий, которые осуществил Н.А.Шилов будучи заведующим по технической части противогазового дела фронтов, было создание подвижных противогазовых отрядов, ставших зачатком будущих специальных подразделений химической защиты.
Он добился от Земского союза отпуска средств для организации на Западном фронте двух, а впоследствии семи таких отрядов, в задачу которых входило «наглядное показание мер защиты от удушливых газов и борьбы с ними, а также осмотр противогазового снаряжения войск, ознакомление солдат и офицеров со свойствами применяемых противником газов, обучение пользованию противогазовой маской, привитие доверия к ней. Противогазовые отряды имели собственные вагоны для передвижения по армиям, один из вагонов был оборудован под химическую лабораторию и под мастерскую для починки противогазов.
Появление химического оружия и средств защиты от него, разумеется, потребовало специальной подготовки личного состава армии. На первом этапе (после первой газобаллонной атаки немцев) подготовка войск ограничивалась лишь разъяснением правил пользования марлевой маской (повязкой) и подручными средствами. Никаких сведений о применявшихся немцами газах войска не имели, не проводились тренировки по пользованию противогазовыми повязками. А когда начали уделять внимание практическому обучению личного состава, то делали это в условиях, далеких от реальной обстановки. Тогда один из офицеров химических команд Западного фронта капитан Костевич предложил для наглядной демонстрации пользы масок применять «фактическое подвержение действию газа». Ознакомившись с этим предложением и оценив правильность подхода офицера к важному делу, Н.А. Шилов разработал методику обучения, основанную на использовании изолированных помещений (палаток, землянок и т.п.), в которых можно было бы создавать отравленную атмосферу небольшим количеством ОВ. Это был самый реальный и приемлемый вариант для широкого внедрения в практику специальной подготовки войск Камерное окуривание предусматривалось для практического обучения личного состава правилам пользования противогазом и демонстрации его защитных свойств Весной 1916 года специально созданные группы инструкторов были направлены в войска, имея необходимое оборудование и средства для применения метода газового окуривания, О том, какое значение имел этот метод для привития личному составу доверия к противогазу, можно судить по такой записи в дневнике доктора Ковальского: «...инструкторы отряда при выпуске партии из газовой палатки на секунду приоткрывали у самого выхода маски у солдат. Мгновенная реакция газа на слизистые оболочки носа и гортани самым убедительным образом давала солдату почувствовать и ощутить всю пользу маски. Обыкновенно слышались возгласы одобрения и радости: «Теперь нам немецкие газы не страшны!», «Ну, ребята, береги маску!»» Роты уходили, обмениваясь возбужденными разговорами по поводу опытов с газами и действия маски...»
Разработанный Н.А. Шиловым метод специального обучения войск явился большим достижением военно-химической мысли того времени.
Окуривание производилось не только отрядами и инструкторами Земского союза, но и химическими командами, состоявшими в то время при каждой армии.
Одновременно с окуриванием Н.А. Шилов производил опыты и по использованию таких средств массовой защиты против газов, как известковый раствор, аммиак, скипидар, костры и т.п. В результате дал следующее заключение: «все средства массовой защиты против газов во всяком случае и никоим образом не могут вполне заменить индивидуальную защиту масками или респираторами, для которой каждый должен быть вполне подготовлен, правильно снабжен всем необходимым». На основании этого был определен вспомогательный характер защитного действия средств массовой защиты вообще.
Газовые атаки лета 1916 года, а также развитие дела противогазовой защиты привели Н.А.Шилова к идее организации фронтовой химической лаборатории и противогазового обучения в запасных частях фронта, а затем к организации в каждой армии штатного противогазового отряда для обучения войск. И его предложения были приняты и реализованы.
Одновременно предпринимались энергичные меры к организации научно-исследовательской работы на фронте, направленной на изыскание новых, более эффективных средств противогазовой защиты. Для этого была создана названная выше химическая лаборатория, размещавшееся в трех специально переоборудованных железнодорожных вагонах. Она имела все необходимое не только для рядовых испытаний и анализов, но и для серьезных научных исследований.
Выводы, сделанные на основе работ лаборатории, положили начало современной теории поглощения газов из тока воздуха.
Летом 1916 года в российские войска начали поступать угольные противогазы Зелинского со шлемом Кумманта. Химическая лаборатория провела огромную работу по испытанию этих противогазов в боевой обстановке. В результате было сделано заключение о том, «что респиратор Зелинского - Кумманта оказался на высоте». Хотя при отличном защитном действии первые образцы противогаза были неудобными в боевом отношении, стесняли бойцов при движении и стрельбе.
Поэтому Н.А.Шилов, учитывая недостатки противогаза (особенно маски системы Кумманта), дал свои предложения по их устранению: изменить конструкцию маски, перенести выдыхательный клапан с коробки противогаза на маску, предусмотреть возможность протирания запотевших очков, ввести противопыльный фильтр над угольным слоем в коробке.
В 1917 году Шилов сформулировал понятие о динамической активности угля и предложил простейшую методику определения времени до момента динамического насыщения (проскока следов хлора) слоя угля, соответствующего определенным условиям опыта: размерам слоя угля, концентрации хлора в воздухе и общей скорости тока смеси воздуха и хлора. Тогда же была установлена и основная терминология: «динамическая активность угля», «время защитного действия». В дальнейшем были сформулированы основные выводы о теории и механизме явления адсорбции газов углем из тока воздуха.
Ученый-химик установил, что зерна угля с диаметром 8-12 миллиметров поглощают хлор прежде всего в своих внешних поверхностных слоях, и это поглощение происходит очень быстро даже при больших скоростях газовоздушной смеси и малых концентрациях хлора. По мере того как эти слои зерен насыщаются хлором, начинается диффузия газа в более глубокие слои. Этот процесс идет значительно медленнее первого. Переход от первого процесса ко второму в основном соответствует времени защитного действия слоя угля
Экспериментально выявилась весьма сильная зависимость динамической активности угля (в отличие от хлороемкости) от размеров его зерен. Так, время защитного действия слоя угля из наиболее крупных зерен в 10 раз меньше динамической активности угля с зернением. Путем его измельчения легко достигнуть увеличения времени защитного действия в 9 раз по сравнению со стандартным углем. Эти наблюдения объяснили весьма большие колебания в мощности противогазов, снаряженных углем различных заводов.
При неизменном зернении угля время защитного действия могло быть увеличено путем уменьшения скорости тока воздуха на единицу площади сечения или удлинения слоя угля. Причем второй путь приводит к более резкому увеличению времени защитного действия
Важнейший практический вывод всех этих и других лабораторных работ состоял в обосновании неизменности динамической активности угля со временем в отличие от хлороемкости, которая существенно снижалась в процессе эксплуатации противогаза. Это позволило рекомендовать удлиненные сроки пользования им до смены, а также повторное применение угля из расснаряженных противогазов в починочных мастерских.
Б.Семянников, историк
"Гражданская защита", 2008
Публикация материалов возможна при ссылке на http://gochs.info
© Сергей Кульпинов 2003
Яндекс.Метрика