Зажигательное оружие во Второй мировой войне
Огнеметно-зажигательное оружие, стоявшее на вооружении Советской Армии в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
В период Великой Отечественной войны Красная Армия была оснащена огнеметным вооружением. По своим тактико-техническим характеристикам оно значительно превосходило аналогичные огнеметы других армий.
Успех действий огнеметных подразделений всех типов во многом зависел от того, насколько точно выявлены места расположения целей, правильно выбраны пути наиболее безопасного подхода к рубежу огнеметания и установлена надежная связь с поддерживающими подразделениями. Особенно эффективны были ночные действия огнеметчиков.
Во время войны советская авиация использовала крупные зажигательные бомбы рассредоточенного (рассеивающего) действия (ЗАБ-500-300ТШ, ЗАБ-100-65ТШ и ЗАБ-100ЦК), снаряженные термитными шарами и термитными сегментами; пятидесятикилограммовые бомбы с твердым горючим и мелкие бомбы сосредоточенного действия. Она применяла также гранулированный фосфор с помощью зажигательных авиационных приборов (ЗАП). Основным же зажигательным средством являлись жестяные ампулы АЖ-2 с фосфорной самовоспламеняющейся смесью КС.
Наибольшее распространение из зажигательных боеприпасов артиллерии в Красной Армии, в годы Великой Отечественной войны, получили 76-мм снаряды и 120-мм мины. Истребительно-противотанковая артиллерия вела огонь бронезажигательными снарядами, уничтожая танки, штурмовые орудия и бронемашины противника. Зенитная артиллерия применяла зажигательные боеприпасы для стрельбы по самолетам и другим воздушным целям.
Зажигательная авиационная бомба ЗАБ-100ЦК
К началу 1941 года был сконструирован и принят на вооружение автоматически действующий танковый огнемет АТО-41, который мог монтироваться на любом линейном танке, причем артиллерийское вооружение сохранялось. Благодаря этому огнемет не только не снижал огневой мощи танка, а, напротив, увеличивал её.
Устанавливавшийся на танке Т-34 огнемет АТО-41 имел запас огнесмеси 100 л и мог произвести 10 односекундных выстрелов на расстояние до 100 метров. АТО-41 по принципу действия относился к поршневым огнеметам многократного действия и вначале войны был одним из самых совершенных образцов танковых огнеметных средств.
В 1942 году конструкторы создали танковый огнемет АТО-42. В нем они увеличили запас огнеметной смеси за счет использования запасных баков моторного топлива на среднем танке Т-34 до 200 л, на тяжелом танке КВ - до 570 л. В результате огнемет на Т-34 мог произвести 20 десятилитровых выстрелов, а на танке КВ - 57 выстрелов. Кроме того, АТО-42 имел большую, чем предыдущие системы дальность огнеметания (до 120 м). Скорострельность АТО-42 - один выстрел в две секунды. Огнеметание могло вестись одиночными выстрелами и автоматическими очередями.
 
Опыт боевого применения огнеметных частей и подразделений в военный период 1941-1945 гг.
Немецкая армия, на момент начала войны с СССР, была укомплектована ранцевыми огнеметами «Фламенверфер 35», дальность полета струи 25-30 м., масса огнемета 35,8 кг., объем горючей смеси 11,8 л.
 
Характерной особенностью развития взглядов советской военной науки на применение огнеметного вооружения в довоенный период явилось то, что в этих взглядах никогда не отрицалось значение огнеметов в современной войне. Между тем большинство зарубежных армий в результате неправильной оценки опыта первой мировой войны пришли ко второй мировой войне с недооценкой или даже с полным отрицанием значения огнеметного оружия. Опыт войны в Испании, боевых действий на Халхин-Голе и особенно опыт советско-финляндской войны подтвердил, что огнеметное вооружение. И вообще применение огня в качестве оружия. не только не утратило своего значения как оружие ближнего боя, но напротив, приобретает в современной войне большую роль, особенно при прорыве укрепленной обороны с мощным долговременными сооружениями.
К началу Великой отечественной войны Красная Армия имела вполне сложившиеся взгляды на применение огнеметного вооружения в бою. Считалось, что огнемет не решает самостоятельных боевых задач. Поэтому огнеметные подразделения должны были использоваться только в тесном взаимодействии с пехотой и танками, артиллеристами и саперами.
Ранцевый огнемет Фламенверфер-35
Задача огнеметов в наступлении заключалась в выжигании обороняющегося противника из укрытий
Огнеметание требовалось комбинировать с ружейно-пулеметным огнем и штыковым ударом.
Задача огнеметов в наступлении заключалась в выжигании обороняющегося противника из укрытий. Практика применения огнеметов в боях показала, что после огнеметания непораженная живая сила, как правило, оставляла укрытия и попадала под огонь стрелкового оружия и артиллерии. Одной из задач подразделений и частей фугасных огнеметов в наступлении было удержание захваченных рубежей и плацдармов. В обороне огнеметы предполагалось использовать внезапно и массированно в тот момент, когда атакующий противник приблизится на дальность огнеметного выстрела.
По боевому применению огнеметов и подготовке огнеметчиков были изданы соответствующие наставления и руководства.
К началу Великой Отечественной войны на вооружении огнеметных подразделений и частей Красной Армии состояли: ранцевый огнемет РОКС-2 и автоматический танковый огнемет АТО-41.
Кроме того, в приграничных укрепленных районах и в арсеналах сохранилось незначительное количество огнеметов старых образцов (системы Товарницкого, СПС и др.). В апреле 1941 года был сконструирован фугасный огнемет ФОГ-1, предназначавшийся для борьбы с пехотой и танками противника.
Ранцевый огнемет РОКС-2 представлял сбой металлический резервуар, носимый огнеметчиком на спине, соединенный гибким шлангом с ружьем, позволявшим выпускать и поджигать горючую смесь. Практика боевого применения ранцевых огнеметов выявила ряд недостатков, и прежде всего несовершенство зажигательного устройства. В 1942 году он был модернизирован и получил название РОКС-3. В нем было усовершенствовано зажигательное устройство, улучшены ударный механизм и герметизация клапана, укорочено ружье. В интересах упрощения технологии производства плоский штампованный резервуар был заменен цилиндрическим.
В 1942 году, стоявший на вооружении автоматический танковый огнемет АТО-41 был также усовершенствован. Новый огнемет АТО-42, установленный на танке Т-34, имел запас огнесмеси 200 литров, что позволяло производить 20 выстрелов на дальность до 130 метров. Установленный на танке КВ огнемет АТО-42 имел запас огнесмеси 570 л на 57 выстрелов.
Фугасный огнемет ФОГ-1 был принят на вооружение в начале войны постановлением Государственного комитета обороны от 12 июля 1941 года. Фугасный огнемет являлся оружием одноразового действия и представлял собой цилиндр с направляющим стволом (брандспойтом), через который под давлением пороховых газов выбрасывалась горючая смесь. Зажигательное устройство монтировалось на сопле брандспойта. На позиции огнемет устанавливался в специальном окопе и тщательно закреплялся.
В 1942-1943 годах был осуществлен постепенный переход от образца фугасного огнемета ФОГ-1 к огнемету ФОГ-2. В новом образце был укорочен направляющий ствол (брандспойт), что позволяло перемещать (перекатывать) огнемет на местности под огнем противника. Для удобства транспортирования (перекатки) к стволу и днищу огнемета были приварены цапфы с ушками, к которым привязывалась тяга (трос, бечева). Электрический способ приведения в действие огнемета (подрыва) был дополнен более надежным механическим способом с использованием минного универсального взрывателя (МУВ).
Накануне войны подразделения ранцевых огнеметов (огнеметные команды) организационно входили в состав стрелковых полков. Однако из-за трудностей использования в обороне ввиду малой дальности огнеметания и демаскирующих признаков ранцевого огнемета РОКС-2 они вскоре были расформированы. Вместо них в ноябре 1941 года были созданы команды и роты, вооруженные ампулометами и ружейными мортирками для метания по танкам и другим целям латунных (стеклянных) ампул и зажигательных бутылок. Наполненных самовоспламеняющейся смесью КС, но они также имели существенные недостатки и в 1942 году были сняты с вооружения.
В мае-июне 1942 года по указанию Ставки ВГК были сформированы первые одиннадцать отдельных рот ранцевых огнеметов (орро) трехвзводного состава. Рота имела 120 ранцевых огнеметов. В последующем формирование рот продолжалось.
В июне 1943 года большинство орро было переформировано в отдельные батальоны ранцевых огнеметов (обро). Батальон состоял из двух огнеметных и одной автотранспортной рот. Всего в батальоне было 240 ранцевых огнеметов. Батальоны предназначались для действий в составе штурмовых отрядов и групп стрелковых частей и соединений при прорыве укрепленных районов противника и бое в крупных городах. Часть обро в начале 1944 года была включена в состав инженерно-саперных бригад.
В начале войны огнеметные танки были изъяты из танковых полков и за их счет летом 1942 года были сформированы пять отдельных огнеметно-танковых батальонов (10 танков КВ и 11- Т-34 в каждом) и одна отдельная огнеметно-танковая бригада РВГК трехбатальоного состава (59 танков). Кроме того, в 1944 году в составе штурмовых инженерно-саперных бригад были созданы огнеметно-танковые полки.
Формирование частей фугасных огнеметов было начато по решению Ставки ВГК в августе 1941 года. К концу сентября 1941 года было сформировано пятьдесят отдельных рот фугасных огнеметов (орфо), а к январю 1942 года ещё 93 роты, предназначавшиеся для усиления стрелковых частей и соединений в противотанковом отношении. Отдельная рота фугасных огнеметов состояла из трех взводов по 60 фугасных огнеметов в каждом. Всего в роте было 180 фугасных огнеметов, которые перевозились на 32 конных повозках. Боевые действия уже зимой 1941 года выявили низкую маневренность рот такого состава и в январе 1942 года в их штат было введено по 5 грузовых автомобилей грузоподъёмностью 3 тонны для перевозки огнеметов, а количество огнеметов сокращено до 135.
Дальнейший опыт боевого применения частей и подразделений фугасных огнеметов показал целесообразность их массированного использования на значительных по протяженности огневых рубежах. Это привело к укрупнению частей фугасных огнеметов. В середине 1943 года из имевшихся отдельных рот фугасных огнеметов было начато формирование батальонов двух типов: отдельных моторизованных противотанковых огнеметных батальонов (омптоб) и отдельных огнеметных батальонов (ооб).
Омптоб состоял из трех огнеметных рот и автомобильной роты. Учитывая, что в боевой практике батальону приходилось решать задачи самостоятельно, без прикрытия пехотой и её огневыми средствами, в декабре 1943 года в его состав была введена пулеметная рота, имевшая на вооружении 9 станковых пулеметов. Всего в омптоб имелось 540 фугасных огнеметов и 72 автомобиля.
Ооб состоял из трех рот по 216 огнеметов в каждой и подразделений обеспечения. Для транспортирования огнеметов и имущества батальон имел по штату 27 автомобилей и конный транспорт (45 лошадей). Огнеметные батальоны предназначались для уничтожения огнеметанием танков и живой силы противника.
Все огнеметные части (отдельные роты и батальоны) входили в резерв Ставки ВГК и придавались фронтам для усиления.
Впервые массированно подразделения фугасных огнеметов были применены в ходе обороны на дальних и ближних подступах к Москве (октябрь-ноябрь 1941 года). В этот же период были выработаны и наиболее рациональные способы боевого применения фугасных огнеметов и боевые порядки подразделений. Боевой опыт привел к созданию "огнеметных кустов", представляющих собой обычный стрелковый окоп полного профиля с легким перекрытием и ходом сообщения, входящим в общий вход сообщения или в траншею. Перед окопом на расстоянии от 1 до 4 метров устанавливались 5-8 огнеметов с направлением огнеметания на наиболее вероятные пути движения танков и пехоты противника, а также в сторону соседних "огнеметных кустов" для создания сплошного огневого поля и в тыл, огнеметчики располагались в окопе.
"Огнеметные кусты" оборудовались на расстоянии 100-200 метров один от другого по фронту и в глубину. Исходя из возможной максимальной дальности огнеметания. Каждый "огнеметный куст" мог вводиться в действие самостоятельно или же совместно с соседними.
Отдельные случаи децентрализованного применения огнеметных рот при ведении оборонительных действий осенью 1941 года оказались нецелесообразными. Централизованное боевое использование огнеметных рот обеспечивало массирование и достаточно широкий фронт огневого прикрытия. Роты располагались на огневых позициях в один-два эшелона. При одноэшелонном расположении их боевой порядок строился в линию, углом назад (вперед), уступом за одним из флангом. Огнеметная рота. Располагая огнеметы "кустами" могла прикрыть фронт протяженностью 1500-2500 метров.
Боевые порядки огнеметных батальонов были идентичны ротным. Один батальон мог создать зону сплошного огнеметания на фронте до 3,0-3,5 км при глубине боевого порядка до 400-800 метров.
В ходе наступления приведении боевых действий в крупных населенных пунктах (городах), а также при выполнении специальных задач (пожог заграждений и различных объектов, участие в засадах, уничтожение отдельных целей и т. п.) боевой опыт показал возможность децентрализованного применения фугасных огнеметов.
Уже в первом боевом крещении отдельные роты фугасных огнеметов хорошо себя зарекомендовали при решении следующих задач: обеспечение стыков и флангов соединений; усиление противотанковой обороны на танкоопасных направлениях в глубине наших боевых порядков; обеспечение подготовки контратак вторых эшелонов и резервов.
Первую боевую проверку подразделения ранцевых огнеметов получили в период битвы под Сталинградом. Опыт показал, что централизованное боевое использование подразделений ранцевых огнеметов при проведении контратак (т. е. в наступательных действиях) и даже в обороне нецелесообразно из-за малой дальности поражения противника. В то же время был достигнут хороший результат при включении отдельных огнеметчиков (или мелких групп) в состав пехотных подразделений. Такое применение ранцевых огнеметов, как правило, было весьма эффективным и оказывало большое содействие пехоте в условиях уличного боя среди завалов и разрушений.
Огнеметные роты и батальоны ранцевых огнеметов использовались, как правило, на направлении сосредоточения основных усилий (главных ударов) соединений, путем подчинения их целиком (в ряде случаев поротно или повзводно) общевойсковым командирам.
Применение огнеметных танков было в основном сходно с применением линейных танков, однако танковый огнемет, оказывая на противника в ряде случаев большее психологическое воздействие, чем пушка, требовал значительного сближения с целью.
Принципы и способы боевого применения огнеметных частей в основном сложились к концу 1943 г.
Основными оперативно-тактическими принципами боевого использования огнеметных частей были следующие:
 
1. Массированное применение на главном направлении фронта и армии.
В период, когда противник пытался прорваться к Сталинграду через Котелъниково-Абганерово (начало августа 1942 г.), на усиле-ние обороны юго-западного фаса внешнего оборонительного обвода были использованы 12 из 18 рот. В Ясско-Кишиневской операции в составе войск 2-го и 3-го Украинских фронтов принимали участие 12 огнеметных частей, в штурме Кенигсберга—16, Будапешта—14, Берлина—в составе войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов участвовало 13 огнеметных частей.
 
2. Тесное взаимодействие с другими родами войск и видами огнеметно-зажигательных средств.
 
3. Эшелонирование огнеметно-зажигательных средств по глубине боевого построения частей и соединений, а также оперативного построения фронта и армии.
Отдельные батальоны фугасных огнеметов, как правило, использовались централизованно и предназначались для обеспечения флангов и стыков соединений и объединений; удержания захваченных рубежей и плацдармов; отражения контратак и контрударов противника совместно со вторыми эшелонами или резервами; уничтожения (выжигания) гарнизонов долговременных инженерных сооружений и укрепленных зданий при ведении боевых действий в крупных городах, а также в составе подвижных отрядов заграждения.
Отдельные роты и батальоны ранцевых огнеметов, обладавшие высокой маневренностью, использовались децентрализовано в составе штурмовых групп и отрядов. На них возлагались задачи выжигания гарнизонов противника из долговременных огневых сооружений и укрепленных зданий, блокирования опорных пунктов противника и борьбы с танками, штурмовыми орудиями и бронетранспортерами.
Особо успешными были действия ранцевых и фугасных огнеметов в уличных боях, где они демонстрировали высокую боевую эффективность и, порой, незаменимость в решении ряда задач. Помимо потерь в живой силе и боевой технике, огнеметчики наносили противнику большой моральный урон, о чем свидетельствуют многие случаи панического бегства гитлеровцев из опорных пунктов и укреплений, по которым производилось огнеметание.
Об эффективности огнеметного вооружения и отваге огнеметчиков свидетельствуют многочисленные примеры боевых действий. Рассмотрим некоторые из них.
В период оборонительных действий под Москвой 26-я отдельная рота фугасных огнеметов (командир роты лейтенант М. С. Собецкий) 1 декабря 1941 г. оборудовала огневые позиции в боевых порядках стрелковых подразделений 32-й стрелковой дивизии (5-я армия, Западный фронт). Рота действовала повзводно, прикрывая отдельные направления возможных атак пехоты и танков противника. Во время боя 1-й огнеметный взвод роты отразил атаку противника, а 2-й огнеметный взвод, действуя в глубине нашей обороны, уничтожил три  танка и большую группу автоматчиков. Всего в ходе боя гитлеровцы потеряли сожженными 4 танка и более 120 солдат и офицеров. За образцовое выполнение боевой задачи 26-я отдельная рота фугасных огнеметов первой из огнеметных частей была награждена орденом Красного Знамени.
 
Публикация материалов возможна при ссылке на http://gochs.info
© Сергей Кульпинов 2003
Яндекс.Метрика